Как мне удалось дописать книгу

Иногда у меня спрашивают, как мне удалось завершить такое большое дело — написать книгу. У меня очень много знакомых, которые когда-либо начинали что-то писать: повести, рассказы, даже романы. Большинство останавливались на третьей-четвёртой странице. Мне это знакомо. У меня тоже валяется где-то недописанная повесть про девочку из низов общества. Хорошая повесть могла бы получиться, социально-острая, все дела. Только я её не дописала.

Знаете, почему? Потому что я не знала, о чём писать. У меня не хватало данных. Мне хотелось написать про приключения Алисы в мире отребья, но беда в том, что я сама ничего про этот мир не знаю. Я в нём не жила. С тех пор я вывела одно важное правило: ты должен знать, о чём пишешь. Если это социальная драма, изволь изучить, желательно изнутри, соответствующий слой общества. Или пиши про свой. Если это исторический роман, ты должен хорошо знать быт, нравы и культуру того времени и той страны, о которых пишешь. Другая моя незаконченная повесть должна была рассказывать о дворянской девушке XIX века. Нужно ли говорить, что это произведение я также не завершила? Если у тебя фантастика, придётся нехило погрузиться в науку. Ну, и так далее. Даже для любовного романа нужна подготовка.

Лично мне ближе всего фэнтези. Это единственное направление в литературе, которое позволяет моему буйному воображению выделываться безнаказанно. В остальных направлениях слишком много ограничений.

Там оказалась небольшая комната с гладкими белыми стенами, похожая на переговорную в элитном бизнес-центре. Всё её пространство занимал беспорядочно спутанный клубок вздрагивающих щупалец, похожих на конечности осьминога; пол покрывала розоватая слизь, а белых стен почти не было видно, потому что этих чёртовых щупалец было чересчур много! Внезапно груда всколыхнулась, и откуда-то снизу вылез огромный лишённый век глаз. Его роговица была красной, а радужка — светло-голубой, почти белой, и в центре непристойной кляксой бултыхался чёрный зрачок.

Какой ещё стиль позволил бы родиться этому образу?

Мне нравится придумывать миры. Это потрясающее занятие: чувствуешь себя практически демиургом. Я верю, что все персонажи и миры, которые когда-либо были придуманы, действительно существуют на каких-то планах реальности. Мне нравится мысль о том, что мои девчонки где-то существуют. Они хорошие и живые, они достойны того, чтобы жить. И хотя фэнтези потрясающий стиль с точки зрения свободы творчества, если бы я заранее не продумала хотя бы в общих чертах характеры героев и мир, в котором происходит действие, я бы тоже с большими шансами бросила бы роман на первых же главах.

Многие писатели составляют план книги перед работой. У некоторых людей, которые писателями так и не стали, дальше плана дело не заходит. Я — иррационал, план для меня — понятие эфемерное. «Первую ступень» я писала, лишь отметив вехи, через которые должен был пройти сюжет. Он таки прошёл, хотя герои вышли такими живыми, что иногда упрямились, и мне приходилось придумывать способы заставить их идти туда, куда нужно :) Вроде бы это удалось. Но всё же — я знала, о чём писать дальше. Если вдруг на меня нападал писательский бабайка — творческий ступор, — я просто откладывала работу на несколько дней и переключалась на что-то другое. Это всегда помогало.

Очень важно, чтобы вам нравилось то, что вы делаете. Чтобы самим было интересно писать и перечитывать написанное. Я получаю огромное наслаждение от самого процесса писательства. Мне нравится это ощущение творческого потока, когда картины, которые ты видишь внутренним взором, облекают плоть — пусть и в виде букв на белом экране. Так ты переносишь часть себя самого, распространяешься по миру. Это странное и потрясающее ощущение.

Ну, и последнее — важно, чтобы кто-нибудь тебя поддерживал. Конечно, это необязательно — можно вспомнить Мартина Идена, к примеру. Но Мартин Иден — пример сильнейших силы воли и упорства, о которые я когда-либо встречала. И до добра это писателя не довело. Поэтому поддержка друзей, близких или просто понимающих людей лишней отнюдь не будет. Я очень болезненно воспринимаю критику, у меня вообще очень большие проблемы с уверенностью в себе, и поэтому я особенно ценю всех, кто поддержал меня во время работы над романом. Прежде всего — моего мужа, который верил и верит в меня больше, чем я сама.

Подведём итоги. Вот они, три условия завершения романа:

  1. Знайте, о чём пишете
  2. Получайте удовольствие от того, что делаете
  3. Найдите тех, кто будет вас поддерживать и приободрять

Кстати, это относится не только к написанию книг. Это вообще про то, как доводить начатое до конца.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*