Начала писать вторую часть

Данные себе обещания надо выполнять. Я пообещала начать писать вторую часть с этого понедельника. И начала!

Сейчас готово 4,5 страницы. Лиха беда начало! Я так счастлива. Творчество — это идеальное средство трансформировать свои мысли в нечто большее. Это способ оставить в мире частицу себя. Это прекрасно.

А вот и эксклюзивный материал: кусочек моего черновика:

Они жили на втором этаже элитного пятиэтажного дома на Rue de Silly. Отсюда до колледжа было рукой подать – пятнадцать минут пешком, и ты на месте. Сегодня это короткое расстояние Виолетта преодолела почти бегом. Посмеивалась над начинающейся паранойей, успокаивала себя, непутёвую блондинку, звала на помощь здравый смысл, но шаг не сбавляла до самого колледжа – до того момента, когда завернула за угол и увидела Николя.

— О нет, — прошептала Виолетта.

Невысокий худощавый парнишка стоял, прислонившись к стеклянной двери, и увлечённо копался в телефоне. Нечего было и надеяться пройти мимо незамеченной, ведь, конечно, именно её он и ждёт. Ну почему сегодня у входа очутился именно проницательный Николя? Другим ухажёрам Виолетта могла бы что-нибудь наврать, но от этого вряд ли удастся скрыться. И всё же попытаться стоит.

Виолетта вздрогнула и инстинктивно пригнулась – тень большой птицы скользнула с крыши, будто собираясь напасть. Снова показалось…

Глубоко вздохнула, приготовилась к бою. Длинные лёгкие локоны растрепались от быстрого шага. Пригладила их привычным движением, распустила по плечам золотистой волной. Жаль, что небо плотно укутали тучи. Возможно, блики солнечных лучей в её волосах заворожили бы Николя, и он бы не заметил, какая она сегодня странная. Но погода не желала приходить на помощь. В воздухе дрожала осенняя влага – предвестница серого дождя, — и единственная голубизна, на которую могла положиться Виолетта, скрывалась за её подкрашенными ресницами.

Девушка расправила узенькие плечи. Каблучки застучали по ещё сухому асфальту, короткая джинсовая юбчонка развевалась в такт. Лицо озарила игривая улыбка. Виолетта ускорила шаг – лучше покончить с этим быстрее. Николя отделяла всего пара шагов, когда он наконец поднял голову. Виолетта остолбенела. Какие уж там шорохи, странности, нелепый зуд внутри, тени птиц! Увиденное скомкало здравый смысл и выкинуло, словно использованную салфетку.

У Николя было её лицо.

Яркие голубые глаза, коралловые тени, аккуратно подведённые брови. Маленький, изящно вздёрнутый носик, слегка тронутые румянами щёчки, нежная кожа скул. На плотно сжатых губах – розовый блеск. И волосы – почему она сразу не заметила, что это не пшеничные волосы Николя, а лёгкие золотистые локоны? Длинная чёлка падает на лицо с левой стороны. Элегантная эльфийская стрижка подчёркивает тонкие черты лица…

Девушка стояла и смотрела на себя, не осознавая, что происходит и как оно может происходить. Мир сжался до размеров лица напротив, и Виолетта не могла отвести взгляд – как не могла думать и говорить.

Розовые губы разжались:

— Так вот ты какая… Я, конечно, чувствовала тебя, но как-то смутно. Словно сквозь полиэтилен. А ты… такая я.

Виолетта сглотнула. Спасительный туман, окутывавший её разум до сих пор, растаял при первых же произнесённых незнакомкой словах.

— Ты… кто ты? – прошептала она.

Светло-коричневые брови скользнули к переносице.

— Я – это я. И ты – это тоже я. Но не наоборот. Я – не ты. Ясно?

— Да, — сверкнула глазами Виолетта. Происходящее казалось немыслимым бредом. Объяснение могло быть лишь одно – она свихнулась. – Яснее ясного. Что тут не понять?

А вам всё понятно? :)

 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*