История, которая начинается с записки с требованием выкупа

“Твоя память у нас. Принеси сам знаешь что на крышу Сизого дома. Сегодня в полночь. Иначе…”
Алекс покрутил записку в руках, поднес к глазам, посмотрел на свет. Принюхался и даже зачем-то лизнул. Бумага! Настоящая, что ли? За четверть листа любители древности отдадут целое состояние. Расщедрились неизвестные шантажисты.
И исхитрились.
Алекс сел за стол и закурил. Узловатые пальцы подрагивали, и пепел серой пылью падал на лист. Старый инженер ничего не замечал, хотя его взгляд словно прилип к записке. Проникнуть в идеально охраняемый дом ведущего инженера Memento, забраться в кабинет и положить бумажку на рабочий стол — для розыгрыша слишком сложно. А как предусмотрительно! Любой электронной контакт Алекс смог бы отследить. Не он сам, так его команда. Вот только автора бумажной записки по айпи-адресу не найти.
Алекс мог не сходя с места назвать десяток группировок, которым под силу такое провернуть. Важные сведения он хранил в мозгу, не доверяя картам памяти. После сорока лет работы инженер как никто другой понимал уязвимости системы. Обычно люди сгружали на карты всё подряд, от дня свадьбы до рабочего расписания на неделю. Нужно тебе вспомнить, к примеру, десятый в жизни сочельник, — вставил нужную карту, и пожалуйста: образы свежие, чистые, яркие, будто только что всё случилось. Только и заботы, что успеть записать.
Люди так обленились, что почти ничего не запоминали сами. Зачем, если всегда можно воспользоваться картой? Алекс знал, как опасен такой подход.
“Твоя память у нас…”
Алекс дёрнул плечами. Давно пора сменить термокостюм, не зря дети все уши прожужжали. Лёгкий сквозняк — и вот уже вдоль позвоночника ползёт противный холодок. Инженер не хотел думать, что это обыкновенный страх.
Недокуренная сигарета погасла. Алекс стряхнул пепел с записки, ещё раз поднес её к глазам. Как же найти отправителя? Антикварных магазинов в городе немного, и клиенты у них сплошь постоянные. Если найти продавца… Это зацепка. Вот только времени мало, до полуночи всего четыре часа. Была у Алекса знакомая любительница рухляди. Уж она-то наверняка подскажет, где продается именно такая бумага.
Осталось только вспомнить имя.
Алекс встал, привычно поморщился от боли в коленях и пояснице. 23 век на дворе — а суставы лечить так и не научились. Разве что вставлять пластиковые, но Алекс всё откладывал операцию. Не до того. Последние годы он и спал-то через день: работа над Проектом занимала всё время. И вот наконец Проект готов, и можно бы отдохнуть и заняться здоровьем… Но — записка.
“Принеси сам знаешь что…”
Алекс прижал к груди рюкзак, как любимого внука. Будь что будет — Проект он не отдаст! Но как они только пронюхали?..
Старый инженер с трудом расправил плечи. Обогнул стол и подошёл к кирпичной — под старину — стене. Ладонь привычно легла на секретный камень. Кирпич дрогнул, вошёл в стену, и квадрат пола под ногами инженера бесшумно поехал вниз.
В хранилище было темно, как обычно. Алекс и на ощупь мог открыть все двенадцать замков личного сейфа.
Он ввел последний код и зажмурился. После кромешной тьмы мягкий свет сейфа ослеплял. Дав глазам привыкнуть, старый инженер перешагнул порог.
Крошечная комнатка была пуста. Аккуратные линии квадратами изрезали пять её стен. В каждой секции зелёным мерцал крошечный чип.
Инженер окинул стены хозяйским взглядом. Все карты памяти оказались на месте. Соврали, выходит, неведомые шантажисты. И всё равно — так просто это оставить нельзя.
Поиски нужной карты не заняли и минуты. Инженер знал, где лежит — и что хранит — каждый из семидесяти восьми чипов. Он протянул руку, вытащил нужную карту и привычным движением вложил её в разъём на затылке. В разуме тут же заскользил список имён.
Вот она. Агнес Орбито, худая блондинка пятидесяти восьми лет, проживающая по адресу…
Стоп.
Пятидесяти восьми?
Алекс скривился, как от зубной боли, стиснул пальцами виски. Спину тряхнул зыбкий холод — тут уж сквозняком не отговоришься. Страх, мерзкий, липкий страх проглотил старика-инженера, как акула — надувной мяч.
Алекс не помнил, как зовут любительницу древности, где она живёт, как они с ней познакомились. Для таких мелких деталей и нужны карты памяти. Но он, специалист по безопасности, всегда старался запомнить хоть что-то, чтобы в случае чего проверить подлинность воспоминаний на карте. Молодые коллеги посмеивались над инженером: перестраховывается дедуля, взломать память невозможно. За сорок лет работы такая проверка Алексу и вправду не пригождалась — до сих пор.
Он помнил, что Агнес ему в дочки годится.
Значит, взломали. Подделали.
Теперь-то понятно, кто ищет Проект. Украсть карту, пусть даже и из сверхзащищенного сейфа, могли многие. Изменить воспоминания… до сих пор это не удавалось никому. Только одна банда билась над этой почти невозможной задачей. Алекс следил за Чёрными змеями и знал, как далеки они от успеха.
Выходит, его провели.
Алекс грузно опустился на пол. Пальцы нащупали чип, вдавили его внутрь, извлекли наружу и завертели. Мозг не принимал в этом участия: он был слишком занят.
Одно воспоминание оказалось подделкой. Кто поручится за подлинность остальных? Как понять, что истина, а что ложь? Алекс окинул стены ненавидящим взглядом. Да, сейчас он ненавидел дело всей своей жизни. Он больше не сможет доверять картам памяти, никогда и ничего. Черные змеи украли его воспоминания — его личность, его жизнь. И предлагают вернуть — в обмен на Проект.
“Сегодня в полночь. Иначе…”
Алекс, кряхтя, поднялся. Теперь он знал, что нужно делать.

Когда инженер вышел из дома, восточный край горизонта уже начал алеть. Плечи оттягивал рюкзак — кроме Проекта, Алекс сложил в него смену одежды, пару литров воды и запас еды на неделю. Он шёл не торопясь, будто собрался на воскресную прогулку с внуками. Дойдя до угла, Алекс остановился, чтобы бросить последний взгляд на дом. Там он провёл большую часть жизни. Там нашел лучшие решения.
Там остались его воспоминания — жалкой кучкой горелой пластмассы на сером полу.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *