Мирастис

Мирастис — параллельный мир, магическая половина нашей планеты. Именно здесь происходит действие приключенческого романа в стиле фэнтези «Первая ступень».

Когда миллиарды лет назад множество осколков звёзд собрались в раскалённую сферу и Земля обрела плоть, явились Духи Кристалла. Эта могущественная межзвёздная раса обладала силой вдыхать жизнь в миры и управлять их развитием. Несколько десятков Духов остались жить на Земле – им понравилась новорожденная планета. Они назвали её Мирастис.
Духи наполнили Мирастис волшебством. Единство магической и физической частей мира хранил могущественный артефакт – Ключ от Великого Храма, сияющий кристалл совершенной формы. Шли годы, тысячелетия мира и покоя. Одно поколение Духов сменялось другим, сила предков растекалась по многочисленным ветвям кланов. Во времена правления Джафаридоса, сына Эрланы и Свиотура, Духи были уже далеко не так могущественны, как их звёздные предки.
Тогда и явились Нэйры. Суровые завоевательницы из далёкого Космоса, они выкрали Ключ от Храма и едва не захватили Храм. Лишь благодаря счастливой случайности Духам, которые теперь называли себя защитниками Мирастис, удалось отстоять свой мир, но его облик необратимо изменился. Ключ разбился, и мир потерял целостность, две половины: физическая и магическая – оказались разъединены. Магическая едва не исчезла, лишь чудовищные усилия предводителей защитников позволили её сохранить. С тех пор Мирастис застыла. На Земле исчезали и появлялись континенты и моря, развивались новые виды растений и живых существ, обрело жизнь человечество. В Мирастис же всё осталось таким, как было двести миллионов лет назад.
Конец триасового периода. Вся суша мира собралась в один-единственный материк – Пангею. Горные долины заросли хвойными и мангровыми деревьями, хвощами и папоротниками. В лесах и пустынях живут разнообразные рептилии. Три вида защитники Мирастис приручили: горгонопсов, дицинодонов и тринаксодонов. В океане плавают архозавры, ихтиозавры, черепахи и костистые рыбы.
Существование Мирастис целиком и полностью зависит от ежесекундных мысленных усилий Духов. Даже солнце в её небесах нужно поддерживать и направлять. И защитники Мирастис успешно справлялись с этой невероятной задачей – до сих пор.

 

– А Мирастис – что за хрень? – встряла Изабелла.

– Фи, какое неуважение! Это, чтоб ты знала, мир, в котором вы родились и живёте. До прихода наших духов Земля и Мирастис представляли собой единое целое, и планета была магическим миром, а магический мир – планетой. Но четыре настырных духа всё изменили!

 

Мирастис охраняется лучше, чем вы можете себе представить. Но настанет день, когда вы сможете увидеть её тайны своими глазами. Да, вы увидите их… – Торан ненадолго замолчал. – Вы увидите, как плещется предзакатное солнце в багровеющих волнах Арвиндерского пролива, что отделяет скалистый остров от Мирастийского континента. Как серебрятся нежные лепестки нбиллоу на горных склонах при голубоватом свете луны… а их запах, свежий и чувственный, что становится ярче при наступлении ночи… Вы пройдёте по Хрустальному мосту, соединяющему великолепные дворцы-близнецы Владыки Джафаридоса и сестры его Эрги, и в лицо вам будет дуть разноцветный ветер, а далеко внизу, под ногами, будет колыхаться бескрайнее море буйной зелени. И, возможно, один из преображённых нами ящеров не откажется промчать вас по озарённым солнцем долинам со скоростью лёгкого листка дерева имра. Вы ощутите ледяные брызги Водопада Желаний и сможете сплетать узоры звёзд в Великом Храме Мирастис…

 

До отделения биоэнергетический баланс поддерживал Владыка, обе сущности: магическая и физическая – дополняли и поддерживали друг друга, как чаши весов. Раскол едва не уничтожил мир.

Сразу после того, как Ключ разбился и Владыка повредился рассудком, сильнейшие стихийные бедствия обрушились на Землю. Множество видов животных и растений погибли, и сам облик бесповоротно изменился. Мирастис же оказалась в шаге от полного исчезновения. Небо потемнело, солнце померкло, очертания предметов стали зыбкими, неопределёнными. Жесточайшая депрессия охватила Защитников, словно душное одеяло. Их душевная боль была так велика, что многие, не в силах предпринять хоть что-то, застыли в тех позах, в которых их настигло несчастье. Тысячи погибли при штурме Великого Храма, где Нэйры пытались провести обряд избрания, но немало жизней угасло в первые минуты после сомнительной победы, когда мир раскололся на две части.

Поделиться